<\?xml version="1.0" encoding="utf-8"?>
Array ( [BITRIX_SM_SALE_UID] => 1838775 )

Cайт использует файлы cookie. Если вы не против, просто продолжайте им пользоваться

Узнать больше
Выберите свой город
logo
г. Москва, Большой Сухаревский пер., д.17, стр.2 15547
Интервью с художником

Противоположности

06.01.2020
Екатерина Савельева

Записан разговор с Алией Масямовой

Мы сидели в кафе за вторым столиком. Слева говорили по-английски, справа на языке глухонемых, только мы по-русски. Алия произносила слова громко и звонко, купила себе большой стакан кофе и забывала есть кашу. Та медленно остывала. Я отвлекла ее очередным вопросом. 

- А с чего все началось? 

- Точку отсчета вспомнить сложно, невозможно даже. 

Перелистывая свои работы (они сохранились, мама собирала их в папку), конечно, ассоциации возникают. Такое ощущение, что всегда было желание нарисовать что-то, но никогда не мучила мысль, как это сделать. Сейчас же постоянно думаешь о контроле, о том, что должно быть красиво. Очень много сил уходит. Тогда же рисовала впечатления, редко фантазии. Семью. Иллюстрации из книг. Вообще мне нравились книги, хотя читать я не любила. Перелистывала страницы бесконечно. 

Помню, предпочитала карандаши. Хотя выбирать особо не приходилось, что принесли родители, тем и рисовала.

Очень нравились работы мамы. Она пример показывала, но я никогда не срисовывала. 

Не получались губы. Ужасная проблема, когда тебе 5 лет. Они были красные, как у клоуна, будто искусственные, нарисованные помадой. Мне не нравились и приводили в бешенство. Мама же говорила: «Нормально». 

Не хотелось какой-то конкретики, просто «калякала».

***

Сейчас, наоборот, с «каляканьем» сложно, кажется, что подобное рисование  - это трата времени. Всегда хочется результата, потому что вкладываешься. И если брать мой стиль… Я много копаюсь, расписываю детали, растягиваю процесс, времени нужно еще больше.

Когда рисуешь одно и то же, рука набита, ты даже не замечаешь, как проводишь одинаковые линии. Ты можешь, не глядя, создать прямую, нарисовать круг, но это не творчество. Это ремесло. А ремесло начинает поглощать. И мне бы этого очень не хотелось. 

Хочется создавать полноценное.  И при этом воздушное, на одном дыхании.

***

Люблю сочетать графику и акварель. Графика – это четкость линий, разграничение форм, конструктивность. А акварель – легкость, то, что помогает мне отпустить себя, дает жизнь картинам. И это всегда диалог между цветами и переливами.

- А почему ты - противоположности? 

- Противоположности во всем: в эмоциональном плане, в работе, в подходе к творческой деятельности. 

Противоположности в стиле встречаются. Я не люблю придерживаться какой-то одной категории, это сразу смесь всего, что мне нравится. А нравятся мне и грубые военные черты (тяжелая обувь, массивность ткани, драпировки, узоры), и воздушность, беззаботность, легкость. Например,  цыганское или связанное со стилем бохо, когда присутствуют яркие цвета, сочность, пестрота. 

Предпочитаю людей, которые тоже творческие, позитивно настроены на жизнь. Именно ими я могу заряжаться. У самой внутри разные противоречия, война, борьба, стихия. И если я общаюсь с людьми, которые умеют широко мыслить, ясно смотреть на мир, то беру с них пример, вдохновляюсь. Нужна иногда чужая храбрость.

- А почему ты - ребенок?

- Ребенок, потому что люблю шалости. Особенно когда попадаешь в установленные рамки, хочется безобразничать, капризничать. Показать, что эти рамки не способны сдержать эмоциональные взрывы. 

Хочется, не относиться  к жизни, как к сложному, тяжелому испытанию. Хотя иногда я чувствую себя абсолютно беззащитной ко всем внешним воздействиям. 

И мне сложно часто принимать решения. Логически пришла к мысли – люблю спонтанность.  

- А почему ты - учитель?

- Это не напрямую меня характеризует. Да, с одной стороны я и преподаю рисование детям, и мне нравится что-то объяснять, показывать. Но «учитель» – слишком сильно сказано, ведь это тот человек, который уже сформировался. Дает знания и базу другим. И я только хочу к этому прийти. 

Люди очень часто теряют ориентиры. И духовность уходит из мира. Хочется показать, что можно быть открытым, толерантным, спокойным и слушать других, чутким. Это делает жизнь счастливой. Нужно объединяться, делиться тем, что есть внутри. Надеется только на себя очень глупо.

И работа учителем требует определенного терпения, спокойствия, но все зависит от опыта. Сейчас у меня дети от 3-х лет и старше. Естественно, задачи всегда разные. Где-то ты вдохновляешь человека, показываешь, насколько работа важна для его собственного удовлетворения, это скорее касается старших. Маленькие дети же – подвижные существа, энергия, которую нужно сбивать, как перину. Много развлекать. 

Да, бывает сложно, но каждое новое занятие – приключение. Не всегда знаешь, к чему приведет, но должен довести до конца.

- А создаешь как?

- Чаще всего я творю в той обстановке, в которой мне бы не хотелось. Я под нее подстраиваюсь внутренне.  

Не всегда место, в котором ты живешь, и которое кажется тебе наиболее привычным, комфортно. Организация рабочего пространства очень важна. 

Я люблю рисовать с музыкой. Без нее не могу вообще. Слушаю все подряд. Стили очень часто мешаются от панка до классики. Парень как-то ругался, потому что уставал от завываний: «Как ты можешь это слушать». А для меня звучал душевный вой. 

Еще в последнее время нравится ароматические палочки зажигать. Не хватает  чувства расслабленности. Но я стараюсь прийти к этому во время рисования. 

***

Очень часто изображаю себя, это выросло из-за претензий к внешности. Мне казалось, что я не похожа на других. Щеками. Бровями. Ртом. 

Думала, что не нравлюсь мальчикам. Постоянно задавала вопрос: «Что же во мне не так?» Естественно, не знала, как работать с собой и потому начала придираться к виду. Потом я постепенно стала разбирать свои особенности. 

В училище мы рисовали автопортреты. Мама смотрела и говорила: «Почему ты такая хмурая?». А я не могла объяснить и отвечала: «Я рисую то, что вижу». Все это происходило бессознательно. 

То есть, если к художнику обращаются, когда он рисует с натуры, и спрашивают: «Почему не похоже?» Не похоже, не потому что он не может скопировать. Просто зацепился за какую-то деталь и гиперболизирует ее. Очень сильно на ней концентрируется, не видит картину, в общем.  И вот как настроиться на то, чтобы видеть это «в общем»? Очень сложно. Ведь когда ты рисуешь, ты закапываешься, погружаешься в творческий процесс. 

То же самое у меня постоянно было с портретами. И мне казалось, что у меня действительно такой взгляд. Я рисую его, не обозначая, как «хмурый», я просто рисую. А потом проходит день, и ты смотришь на свою работу, и он действительно хмурый. И когда ты искусственно пытаешься это исправить, потому что со всех сторон говорят, ничего не получается. И вносишь коррективы, которые не являются твоей чертой. И здесь требуется переосмысление всей работы, а не взгляда. 

Сейчас я хочу отойти от психоанализа. В итоге бесконечное закапывание себя скучно.

- А искусство в итоге…

- Искусство – показатель того насколько человек не черств. И это уже зависит от личных способностей каждого. 

***

Каждый художник является рекламщиком самого себя. И ему приходится доказывать, что есть хорошо, а что есть плохо. Можно нарисовать плохую работу и сказать, что это круто. И кто докажет искусство это или нет? 

***

Если мне кто-то скажет: «Ты красиво нарисовала, но это бесмысленно», я просто отвечу: «Ладно. Хорошо. Я все равно буду это рисовать, потому что не знаю, что еще могла бы создать. По содержанию наполнено настолько, насколько вы видите». 

***

Темы глобального потепления, загрязнения природы, истребление животных, заботы о своем доме очень интересуют. 

***

Нужно нести ответственность за то, что ты делаешь, так же, как и за свое искусство.


06.01.2020
Екатерина Савельева
Похожие статьи